?

Log in

No account? Create an account
Наверное, стоит напомнить, что решающей датой передачи власти в России было не 26 марта 2000 года, когда прошли досрочные президентские выборы, а 31 декабря 1999-го, когда Борис Ельцин сказал: «Береги Россию, Володя». Комментарий Андрея Пионтковского – автора книг и статей, посвященных нынешней российской власти.

Андрей Пионтковский: «Я напомню свою классическую формулу, которую дал через несколько дней после этих знаменитых слов: «Володя, береги Россию»: «Путинизм – это высшая и заключительная стадия бандитского капитализма в России». Без ложной скромности скажу, что за прошедшие 15 лет эта формула полностью подтвердила свою точность.

Шаг за шагом за эти 15 лет произошла фашизация страны. Понимаете, эта процедура «береги Россию, Володя» очень напоминает другую пару – передачу власти престарелым Гинденбургом сравнительно молодому Гитлеру. Гитлер установил фашистскую диктатуру и очень быстро «немецкий мир» пошел расширять границы Третьего Рейха и «воссоединять исторические земли». Потому что Гитлер был ярким политическим деятелем: у него была своя биография и своя харизма.

Это же – такое бюрократическое ничтожество par excellence и поэтому период, который у Гитлера занял 15 месяцев от Веймарской республики до фашистского государства при нашем «маленьком фюрере» занял 15 лет, но результаты в общем-то те же. Поразительно, это не я один и не только какие-нибудь «национал-предатели» заметили, что крымская речь, произнесенная Путиным год назад, 18 марта, это точная копия, ремейк гитлеровской «судетской речи».

Путина в начале его президентской карьеры недооценил не только покойный олигарх Борис Березовский. Известный американский политолог Иэн Бреммер, президент консалтинговой компании Eurasia Group, в 2000 году опубликовал в газете The New York Times статью, написанную совместно с Борисом Немцовым. В статье Бреммер и Немцов назвали Владимира Путина «лучшим выбором для России». Ныне Бреммер выражает сожаление, что опубликовал этот текст. Сегодня политолог говорит, что сожалеет о том, что написал эту статью. Мы спросили у доктора Бреммера, есть ли в обозримом будущем шанс на улучшение американо-российских отношений:

Иэн Бреммер говорит: «Пока Путин остается президентом, отношения между США и Россией не будут находиться в нормальном состоянии. Это накапливалось долго – российская риторика о том, что Америка приложила руку к процессу упадка России, экспансия НАТО, противоракетная оборона, энергетическая политика в Каспийском регионе – у границ России, и, конечно, сейчас, наиболее важная тема – Украина. Думаю, что многие россияне десятки лет ждали того, чтобы какой-нибудь русский встал, выступил перед Думой и сказал, что Россия этого больше не потерпит. Я полагаю, что высокий рейтинг Путина основывается именно на этом. Состояние российской экономики оставляет желать лучшего, а российская стратегия демонизации Запада прочно укоренилась – поэтому от нее в ближайшее время не откажутся. В современном мире многое постоянно меняется, но самое серьезное изменение произошло с Россией, которая раньше пыталась балансировать между Востоком и Западом. Так что отношения США с Россией действительно пережили “перезагрузку” – только не в том направлении, на которое рассчитывали американцы».
Пятнадцать лет Путина у власти – эксперты оценивают результаты

Радио Свобода


Радио Свобода Петербургский социальный антрополог Ян Моравицкий – один из тех интеллектуалов, которые в этом году решили покинуть Россию по политическим причинам. Осенью он переехал в город Лодзь в центре Польши. В России Ян Моравицкий работал редактором на "Радио России" и нескольких телеканалах. О причинах, вынудивших его уехать, он рассказал Радио Свобода.

Ян Моравицкий в программе "Культурный дневник"

Добавить в списокЗагрузить
– Ян, у вас польская фамилия, но все не так просто: вы – поляк с немецкими корнями, верно? Расскажите, пожалуйста, историю вашей семьи, как она оказалась в России?

– Вы правы: с немецкими, шведскими, польскими корнями. Все очень замешано, такой интернациональный салат. Мой прадед в конце XIX века приехал в Петербург из Польши учиться и остался в столице Российской империи, там познакомился со своей женой, немкой. Она тоже жила в Петербурге. Потом революция, война. К сожалению, большинство членов семьи погибло в этот период, но кто-то остался, в том числе моя мама, потом родился я.

– Сталинские репрессии вашу семью затронули?

Сигизмунд Антонович Моравицкий (1880–1912)
Сигизмунд Антонович Моравицкий (1880–1912)
– В прямом смысле нет. Мои близкие избежали ГУЛАГа. Но репрессии касались не только живых. Для меня самая трагическая история – это уничтожение католического кладбища в Ленинграде на Выборгской стороне. Оно было снесено в течение нескольких ночей. На этом кладбище находилась могила моего прадеда – архитектора Сигизмунда Моравицкого. Второй трагический этап связан с блокадой Ленинграда. Моя прабабушка, немка, не смогла покинуть город. Члены семьи не могли ее вывезти из города просто из-за немецкой фамилии, боялись. Она погибла, как и моя бабушка, в блокадном Ленинграде.

– Ян, как вы сами себя определяете – как поляка, как русского, как русского поляка?

– Безусловно, я человек, связанный с русской культурой. Я родился в России, воспитан в России, вырос в этой стране. Для меня русский язык является фундаментом. В то же время в моей семье, несмотря на все трагические этапы, поддерживалась польскость – польский язык и традиции. Безусловно, это тоже очень важная часть меня. Я человек и русской культуры, и польской культуры, а поскольку мой отец швед, то какие-то элементы и скандинавской традиции мне близки. Но кто я на самом деле? В смысле этнической идентичности трудно ответить на этот вопрос.

– А как вы определяете свой нынешний отъезд – это репатриация, вынужденная эмиграция или просто переезд на время?

Речь идет об ощущении абсолютного дискомфорта
– Формально речь идет об эмиграции. С другой стороны, слово "эмиграция" всегда ассоциировалось у меня с отъездом навсегда, как было в Советском Союзе и вообще в России. В русской традиции слово "эмиграция" означает по большому счету бегство. Не знаю, насколько правильно было бы применять это слово именно в таком значении к моему случаю. Вынужденный отъезд? Наверное, вынужденный. Вынужденный, но, к счастью, не до такой степени, чтобы я не мог сохранить связей с Россией, не мог приезжать туда. Как будет дальше, естественно, сказать трудно.

– Что же вас вынудило уехать из Петербурга?

Есть фраза Сартра про руки, которые тошнит. В какой-то момент руки начинает тошнить
– Две причины. Первая – личного характера. Речь идет об ощущении абсолютного дискомфорта. Но не в материальном смысле. Речь о психологическом состоянии. Определенный алармизм. Ощущение страха, беспокойства. Конечно, это связано и с конкретными событиями, и с обстановкой в стране. Все это создает фон, который начинает очень сильно раздражать. Вторая причина связана с профессией. Большую часть жизни я работал журналистом. Глубочайший кризис журналистики, с которым мы имеем дело в России, закрывает очень многие перспективы. Есть такая фраза Жан-Поля Сартра про руки, которые тошнит. В какой-то момент руки начинает тошнить, возникает вопрос: зачем ты участвуешь в этом, постоянно идешь на какие-то компромиссы?

Ян Моравицкий на митинге в защиту мира и демократии 1 мая 2015 года Санкт-Петербург
Ян Моравицкий на митинге в защиту мира и демократии 1 мая 2015 года Санкт-Петербург
– Когда вы почувствовали это ощущение дискомфорта, когда возник страх?

– Трудно связать с конкретным событием. Но речь идет и о нападениях, и о неприятных ситуациях, в которые, к счастью, я не попадал, но попадали знакомые и друзья. Речь идет о последних пяти-шести годах. По большому счету это такая волна, которая постепенно тебя накрывает, и в определенный момент понимаешь, что она накрыла тебя с головой.

– То есть это возникло еще до российско-украинского конфликта?

– Да, но в последние два года после Крыма произошло резкое обострение. Эта конфронтация, ощущение агрессии в обществе обострилось. Но я бы не сказал, что до этого все было тихо. Ощущение беспокойства, тревоги за физическое и духовное благополучие было, конечно, и до последних украинских событий.

– Угроза исходит от государства, от спецслужб?

– Я не сталкивался с сотрудниками спецслужб. Скорее речь идет о людях, которым государство не платит впрямую. Думаю, они выполняют заказ, оплаченный через посредников, но не представляют формально какие-либо органы. Их можно назвать хулиганами, их можно назвать бандитами, как угодно. Формально это не сотрудники правоохранительных органов, но на самом деле, конечно, они находятся в струе государственной политики по отношению к тем, кто по-другому смотрит на мир, представляет меньшинство в российском обществе.

– Вы сказали, что на телевидении и радио приходилось идти на компромиссы. Приведете примеры?


– К счастью, не было ситуации, когда мне пришлось бы говорить неправду или просить кого-то лгать. Но это требовало больших усилий. В последнее время я работал в компании, которая вещает на территории Ленинградской области. В регионах журналисты практически на 100% зависят от местной власти. Любая история – пожар, нужно выделить деньги на квартиры, конфликт между местными депутатами, положение малого бизнеса – связана с огромным давлением на журналистов. Независимой журналистики и на уровне регионов практически не осталось, все средства массовой информации напрямую выполняют заказ местных властей, потому что зависят от них в материальном и в политическом смысле. К сожалению, я был свидетелем прямых указаний, как нужно освещать то или иное событие. Например, на одном из федеральных каналов редактор мог получить указания рассказывать о представителях украинской политической сцены исключительно в негативном ключе, за исключением президента Порошенко. Все плохие, а президент Порошенко в нейтральном свете должен выглядеть. С чем связано это указание? По-видимому, есть определенные политические интересы, некий смысл. Но ни редактор, ни сотрудники канала об этом ничего не знали.

– А на "Радио России"?

Журналистов воспринимают как некую обслугу. По большому счету так и есть
– Поскольку мы освещали городские события, политическое давление было меньше. Но городские власти, городские чиновники пытались всеми способами влиять на то, что говорилось. Есть еще один очень важный фактор – пренебрежение по отношению к сотрудникам средств массовой информации. Журналистов воспринимают как некую обслугу. По большому счету так и есть. На летучках в администрации президента даются указания, как нужно освещать события. Подобные же летучки проходят на региональных уровнях. На уровне регионов пресс-служба главы администрации рассылает указания, что нужно говорить, о чем нужно умолчать, как говорить. Это метод управления, отношение к журналистам как к обслуге.

– Но вы не занимались политической журналистикой?

Ян Моравицкий в студии "Радио России"
Ян Моравицкий в студии "Радио России"
– Смотрите, в Ленинградской области недавно проходили выборы губернатора. Это было не самое приятное событие в профессиональной карьере, потому что выборы в России организованы весьма специфическим образом. У чиновников и журналистов есть задание обеспечить победу избраннику президента, его надо выполнить. Политика это или не политика? Наверное, политика. Есть такое выражение, связанное с феминистским движением: все личное в какой-то момент становится политическим. Например, у жителей небольшого населенного пункта сгорел дом, 15 человек оказались на улице, и местная администрация говорит: у нас нет денег, мы не можем ничем помочь. Через несколько дней наступает зима, люди мерзнут, но по-прежнему живут фактически на улице. Политика это или не политика? Наверное, впрямую не политика, но речь идет о том, что все боятся потерять лицо не перед теми людьми, которые страдают, а перед своими начальниками. Это тоже борьба за власть, следовательно, политика.

– Ян, не хочу вас подталкивать к каминг-ауту, но из ваших эвфемизмов я сделал вывод, что вы обеспокоены гомофобией в стране? Верно? Вы говорите, что бандиты преследуют меньшинства, и это первое, что приходит в голову.

Я много раз слышал фразу, смысл которой сводился к простой формуле: чемодан, вокзал, Варшава
​– В России преследуются разные меньшинства. Речь идет не только о представителях сексуальных меньшинств. Это, прежде всего, политические оппоненты. Это люди, которые думают иначе. Например, недавно был избит один из моих близких друзей. Почти уверен – причина его правозащитная деятельность. Я много раз слышал фразу, смысл которой сводился к простой формуле: чемодан, вокзал, Варшава. В какой-то момент я решил воспользоваться этим советом. Преследование это? Наверное, нет. Никто меня не оскорблял, никто не бил за то, что я человек польского происхождения, но ирония, подчеркивание того, что я чужой в России, – да, с этим я сталкивался.

Неправильным связывать чемоданные настроения с конкретными группами населения, с евреями, поляками, геями, либералами
Могу вспомнить историю, связанную с Украиной, с первым Майданом. Я работал тогда на телевидении. Коллеги хотели рассказать о том, что на Украине переводят советские фильмы, и немного поиздеваться над тем, как звучит этот перевод. Я был очень недоволен, возникла дискуссия. И итогом этого спора была такая фраза: "Чего ждать от Яна Моравицкого? Естественно, он не может представлять российские интересы, он всегда будет представлять интересы Польши". Но поскольку я не ответил на ваш вопрос, связанный с сексуальными меньшинствами, может сложиться впечатление, что я ушел от ответа. Да, я гей. В моем возрасте я могу позволить себе называть вещи своими именами.

– Сейчас резко выросла алия в Израиль, многие геи просят политического убежища в Америке и европейских странах. Уезжают ли поляки? Что происходит в немногочисленной польской общине в Петербурге, есть ли чемоданные настроения?

– Она не такая немногочисленная, поляков много и в Петербурге, и в России. Но мне кажется неправильным связывать чемоданные настроения с конкретными группами населения, с евреями, поляками, геями, либералами и так далее. Потому что и среди геев, и среди поляков, и среди евреев и немцев я встречал людей, которым комфортно в нынешней России. Они освоили искусство социальной мимикрии.

– Достаточно включить телевизор, и мы увидим Иосифа Кобзона или Иосифа Пригожина, которые борются за "Новороссию" и отлично себя чувствуют.

– Например. Наверное, можно говорить о круге знакомых. Среди моих знакомых много людей, которые или думают об отъезде, а многие уже уехали. Моя однокурсница, которая живет в одной из европейских стран, пошутила, что среди ее российских друзей я единственный, кто еще не уехал. Теперь и я уехал, поэтому уже полный комплект.

– Сейчас очередной российско-польский скандал, вызванный высылкой польского журналиста Вацлава Радзивиновича. Вы уехали добровольно, а он-то нет. Вы следите за этой историей?

– История печальная. Россию покинул человек, который знает эту страну и может рассказать полякам о России. Очень печально, что российско-польские отношения находятся в таком состоянии, когда речь идет уже о высылке журналистов.

– Вы наверняка и прежде бывали в Европе, но все-таки человек, который переезжает навсегда, по-другому начинает воспринимать страну. Чувствуете ли вы себя чужаком пока? Тревога остается?

– Нет. Этот переезд готовился, не был спонтанным событием. Как дальше сложится моя судьба – Богу ведомо. Поэтому не хочу использовать слово "навсегда". Но я доволен тем, что произошло, и не сожалею о том, что решил уехать из России.

– Давайте будем честными: в Польше тоже есть антироссийские настроения. Не испытывали ли вы такого отношения к себе, что кто-то, конечно, не говорит вслух, но думает, что русский, чужак, враг?

– Согласен абсолютно. Конечно, подобные настроения и нелюбовь к чужим – это не только свойство российской действительности. В Польше тоже, конечно, есть такое. Лично я с этим не сталкивался. Наверное, мое благополучие связано с кругом общения. Все-таки я нахожусь среди людей определенных взглядов, определенного образования, определенных представлений о действительности. Многие, кстати, сами приехали в Польшу из России, Болгарии, Словакии, Белоруссии, они тоже "чужие". Было бы странно из их уст услышать подобные слова.

– Даже у польских интеллектуалов есть настороженность по отношению к россиянам. Я прекрасно понимаю, почему она возникла, это две страны, находящиеся в очень сложных отношениях, есть травма Катыни, о которой в Польше никогда не забывали.

В России плохо знают не только польскую, но и мировую историю. Это связано с восприятием страны как некоего центра Вселенной
​– Вообще большая проблема – отсутствие открытого диалога интеллектуалов по поводу польско-российских отношений. В России многим трудно понять, что такое потеря независимости, что означает исчезновение твоего государства. Россия никогда не исчезала с политической карты мира. В Польше на памяти одного поколения государство уничтожалось несколько раз, потом оно возрождалось, но в полузависимом состоянии. В России, мне кажется, мало кто понимает, как поляки смотрят на эту проблему и почему иногда они болезненно воспринимают какие-то действия со стороны соседей. В свою очередь в Польше трудно понять российский взгляд на вещи. Россия, начиная с XVIII века была империей, смотрела на страны, которые граничили с ней, как на зону влияния. Другое восприятие реальности, другое восприятие соседа. Плюс, естественно, ощущение, связанное с переживанием Второй мировой войны, ощущение миссии, которую выполнил Советский Союз.

– Потому что россияне не знают истории. Мало кто понимает, чем был пакт Молотова – Риббентропа, раздел Польши, что произошло во время Варшавского восстания.

Советский солдат освободил Польшу, но не принес ей свободу
​– Безусловно. В России очень плохо знают чужую историю. Мои хорошие знакомые в Петербурге сейчас готовят большой проект под названием "Польский Петербург", электронная энциклопедия. И возникла сложность. В Польше много специалистов по России, людей, которые изучают русский язык, историков, филологов, социологов. В России очень мало людей, которые профессионально занимаются Польшей. Для написания некоторых статей приходилось очень долго искать экспертов. Еще раз повторю: в России плохо знают не только польскую, но и мировую историю. Это во многом связано с восприятием страны как некоего центра Вселенной.

– Вспоминаю историю с "Новой Польшей" – это уникальное издание, журнал на русском языке, который выпускают польские интеллектуалы. При этом в России он подвергался гонениям, были допросы, издевательски относились к распространителям.

– Это печально. Печально, что речь идет, с одной стороны, о непонимании, незнании, а с другой стороны, и о нежелании знать. Например, одно из последних событий: в Петербурге был запрещен показ фильма "Катынь" Анджея Вайды. Это смешно, потому что этот фильм показывали по федеральным каналам. А одному из чиновников городской администрации пришло в голову запретить эту картину. Абсолютно иррациональное, на мой взгляд, решение. Сейчас ленту Анджея Вайды пришло бы посмотреть небольшое количество людей. Их убеждать не надо. Никакого пропагандистского эффекта.

– А жаль.

Я понимаю, почему в Польше не должно быть памятников Черняховскому
​– Жаль. Многие мои коллеги, люди, с которыми я общался в Петербурге, когда заходила речь о польско-российской истории, о польско-советских отношениях, о пакте Молотова – Риббентропа, о 17 сентября 1939 года, делали вид, что этого не было. Например, Катынь: а кто вам сказал, что это были сотрудники НКВД? Нет, это были немцы, вы докажите, что это были работники НКВД. А если ты начинаешь говорить, что сами российские власти это признали, и даже президент Путин по большому счету это признал, начинается объяснение: заставили, "лихие 90-е", это был некий дипломатический прием, а на самом деле все было по-другому, это, конечно, СС. И речь идет не о каких-то маргиналах, а о журналистах, о людях образованных, иногда даже сотрудниках университетов. И о молодом поколении, о людях, которые вообще не бывали в Польше никогда, у которых нет определенной прививки, связанной с перестройкой и перестроечным временем, прививки свободы. Эти молодые люди воспринимают на 100% то, что говорится по телевидению. Один из примеров такого невежества: недавно мы готовили сюжет, посвященный оккупации территории Ленинградской области. Пожилая женщина, которая видела эту оккупацию, рассказывала о том, что первые немецкие части состояли из поляков. По ее словам, они начали зверства. Корреспондент все это записывает и в своем сюжете спокойно воспроизводит без комментария. Я это читаю и задаю вопрос: как это могло быть? Дальше начинаются объяснения со стороны корреспондента: что я могу сделать, наверное, так и было. Хотя, когда мы провели расследование, выяснилось, что просто пожилая женщина плохо помнит, что было тогда. То есть в истории бывают парадоксы, но они должны вызывать профессиональный интерес, а не равнодушие. Увы, и незнание, и отсутствие интереса – это беда нынешнего времени. Многие глупости, конечно же, отсюда проистекают. Но если вернуться к Польше. Здесь мало кто одержим какими-то идеями мести по отношению к русским людям. Хотя такие настроения и даже случаи вандализма найти можно. Я много путешествую по Польше, бывал на кладбищах советских солдат, но разрушенных надгробий не видел. Особый случай – генерал Черняховский. На его совести арест польских патриотов. Использую аналогию. Недавно в Петербурге отменили открытие мемориальной доски царскому офицеру – маршалу Маннергейму. Как антикоммунист, я его уважаю, но как сын блокадницы, я против мемориальной доски. То есть я понимаю, почему в Польше не должно быть памятников Черняховскому. Извините, но советский солдат освободил Польшу, но не принес ей свободу. Тем не менее кладбища – это святое, здесь об этом помнят. Они поддерживаются в хорошем состоянии.

– И даже в лучшем состоянии находятся, чем военные кладбища в самой России.

кладбище советских солдат в парке им. князя Юзефа Понятовского, Лодзь
кладбище советских солдат в парке им. князя Юзефа Понятовского, Лодзь
​– Под Лодзью, где я живу, есть самое большое в этой части Европы кладбище российских солдат – это солдаты Первой мировой войны. И традиционно туда ездят представители православной общины, католики, русские и поляки. А в России кладбища солдат Первой мировой войны или просто уже исчезли, или находятся в плачевном состоянии.

– Ян, вы говорили, что почти все ваши знакомые уехали. Сейчас многие люди нашего круга думают: уезжать или переждать. Может быть, скоро все изменится, режим рухнет, будет новая перестройка? Я вот всем говорю, особенно молодым людям: уезжайте, не раздумывая вообще, любыми способами. Потому что это очень-очень надолго. Какие ваши ощущения? Что вы порекомендуете тем, кто размышляет – отсидеться или уехать?

– События, с которыми мы имеем дело в последнее время, скорее подтверждают вашу точку зрения, чем точку зрения оптимистов. Хотя я не исключаю, что изменения возможны. Я считаю, что Россию спасут лень и лицемерие. Вспомните митинги после Крыма. Это было жалкое зрелище. А разве на Дворцовой площади в Петербурге выливали "вражеские" газированные напитки? Вероятно, людям надоест вся эта возвышенная чушь. Впрочем, для этого авторитарный режим не должен переходить определенных границ. Другое дело, апатия может привести к хаосу, а какую жизнь он породит – большой вопрос. Если говорить об эмиграции, о конкретном выборе, это вопрос непростой, потому что здесь нужно все взвешивать. Самый главный вопрос: зачем уезжать, насколько тот уровень дискомфорта, о котором я сказал в самом начале, велик? Уровень беспокойства, уровень тревоги зависит от того, чем человек занимается. И в условиях андроповско-брежневского СССР люди жили, выходили замуж, влюблялись, рожали детей. Хотя в лагеря сажали, и в лагерях людей убивали. Всегда есть некая жизнь, которая не связана с политическими взглядами, с борьбой за справедливость. Я не уверен, что уезжать нужно всем – это вопрос личный. Я уехал в том числе потому, что я журналист. Если бы я работал пожарным или продавцом в магазине, наверное, ощущение действительности было бы другим, а главное, было бы больше места для маневра. Возраст имеет большое значение, потому что чем раньше ты уезжаешь, тем лучше. Моя племянница уехала, когда ей было три года, вместе с моей сестрой в Германию, это человек совершенно другого мира сейчас. Отъезд, конечно, еще связан с вопросом обязательств. Я мог позволить себе такую свободу маневра, но для людей с семьями, людей, у которых есть пожилые родители, это вопрос очень непростой. В какой-то момент нужно решить для себя просто – да или нет, быть немного решительнее. Собственно, это единственный совет. К чему приведет эта решительность, приведет ли она, в конце концов, к ответу "да, надо ехать", или к ответу "нет, я остаюсь", это вопрос абсолютно личный. Чуть больше отваги – это единственный рецепт, который я могу дать.

Хуизмистерпутин


В Киеве 29 декабря состоялся пресс-показ документального фильма Валерия Балаяна "Хуизмистерпутин". Это история прихода к власти нынешнего президента России, а вместе с ним и клана сотрудников спецслужб и тесно связанных с ним криминальных группировок.

Чиновник петербургской мэрии Владимир Путин в начале 90-х годов разработал схему обмена стратегически важных ресурсов на продовольствие для голодающего города. Однако европейские продукты Петербург не получил. С подробного изучения этой истории, расследованием которой занималась комиссия Марины Салье (ее интервью Радио Свобода использовано в фильме), начинается документальная лента. Но этот сюжет – лишь один из многих, которые исследует Валерий Балаян. Его собеседники – бывшие сотрудники мэрии, хорошо знавшие Владимира Путина, следователь, занимавшийся делом о масштабной коррупции в Петербурге, эксперты и журналисты, распутывавшие сложный клубок взаимоотношений между чиновниками и бандитами в 90-х. "Самая развитая чиновничье-бандитская система была именно в Питере", – говорит один из авторов фильма Владимир Иванидзе.

Вот как Валерий Балаян отвечает на вопрос, заданный в названии фильма:

Корпорация гэбэшников и представителей воровского мира овладела Россией
– Моей задачей было сделать научно-популярное кино, объяснить людям на пальцах очень простые вещи. Объяснить, что Путин начал свою карьеру с воровства, только в масштабах Ленинграда и Петербурга, и сейчас он не изменился. Человек не меняется, он только проявляется. Он допроявлялся до того, что корпорация гэбэшников и представителей воровского мира овладела Россией.

– Были ли опасные моменты во время съемок?

Валерий Балаян
Валерий Балаян
– Только одна опасная ситуация: когда мы снимали в кооперативе "Озеро". То, что вы увидите в фильме, – это лишь верхушка айсберга, потому что там куча охранников. Они нас снимали на видео, снимали машину, на которой я приехал, ее номера. Они звонили куда-то, что-то докладывали. Это была единственная такая ситуация. А так мы, четыре человека, которые работали над фильмом, договорились о нем не переписываться даже в интернете, чтобы не было утечки информации. Мы понимали, что тема такая, что нельзя засветиться. И утечки мы не допустили, хотя работа шла восемь месяцев.

Я хотел бы, чтобы мой фильм смотрели в новогоднюю ночь вместо "Иронии судьбы", – шутит Валерий Балаян. – Обращаюсь ко всем зрителям с просьбой скачивать и распространять ссылки, чтобы просмотр не смогли заблокировать.

Первую возможность посмотреть картину "Хуизмистерпутин" режиссер любезно предоставил посетителям сайта Радио Свобода.

ДОМ СЕНЬОРА ПУТИНА

Дом сеньора Путина. Деньги мэрии Петербурга отмывались в Испании?
By The Insider @the_ins_ru · On 09.11.2015
13800 просмотров
В уголовном деле о «русской мафии» в Испании, которое 19 октября было передано в суд первой инстанции Мадрида, содержится указание на некий «дом Владимира Путина» в Торревьехе, провинция Аликанте. Известно, что ранее в Торревьехе работала Петербургская фирма, в отношении которой еще в 1999 году в России было возбуждено уголовное дело в связи с отмыванием денег, похищенных из бюджета города в период работы Путина вице-мэром. Анастасия Кириленко отправилась в Торревьеху в поисках «дома Путина», а затем поговорила с российским следователем, ведшим уголовное дело об отмывании в Испании денег мэрии. Следователь и по сей день уверен – из этого уголовного дела «торчали уши Путина».

Как «дом Путина» оказался в уголовном деле

The Insider уже писал об испанском уголовном деле о «русской мафии», где среди 26-ти обвиняемых оказались Геннадий Петров, Александр Малышев, депутат Госдумы Владислав Резник – им вменяется в вину создание преступного сообщества в 1996 году в Испании, занимавшегося отмыванием денег через сеть фиктивных компаний и сделки с недвижимостью. Сообщество действовало на территории провинций Аликанте, в Малаге, Мадриде и Майорке.

В рамках расследования в конце 2006 года подозреваемых «авторитетов» из Санкт-Петербурга поставили на прослушку. В одном разговоре от 26 августа 2007 года между Леонидом Христофоровым и Геннадием Петровым, последний сообщает, что Кумарин-Барсуков был «задержан по распоряжению царя». «Речь может идти о Владимире Путине», — говорится в обвинительном заключении.

Через четыре дня 30 августа 2007 года был записан разговор, в котором «авторитет» Великолукской группировки, имевшей давнюю историю взаимоотношений с «тамбовской», Виктор Гавриленков, приглашал в Испанию некого Сергея (о ком именно речь, пока не установлено). Гавриленков в разговоре упоминает, что дистанцировался от других авторитетов — Сергея Кузьмина и Геннадия Петрова. (По данным следствия, после ареста авторитета Кумарина Гавриленков попытался восстановить своё влияние в России. Удалось ему это или нет – неизвестно, но в 2008 году ему удалось скрыться от ареста испанской полицией на территории России. Собственно, и Геннадий Петров, как уже писал The Insider после того как был отпущен «на лечение» в Россию де-факто был освобожден и счастливо проживает в центре Петербурга в одном доме с членами кооператива «Озеро»).

Далее пересказ разговора в испанском уголовном деле выглядит так:

«Сергей говорит, что он будет пытаться поехать в Барселону. Виктор Гавриленков рекомендует ехать прямо в Аликанте, есть прямые рейсы из Москвы, “так я представлю тебя важному человеку….. Сейчас нужно видеть то, что возможно достичь и начинать работать». Виктор спрашивает, знает ли он, что инвестируют в порт. Сергей говорит, что да. Сергей говорит, ему сказали, что все это началось из-за «синих» в Сибири но Гавриленков отвечает, что это глупо поскольку «глава ФСБ Санкт-Петербурга, (Юрий Игнашенков) ушел перед этим».

В переводе на человеческий язык, Сергей опасается, что ФСБ («синие») включились в перераспределение контроля на портом Санкт-Петербурга, но Гавриленков его успокаивает – ФСБ тут ни при чем, все под контролем «авторитетов».

Далее обсуждаются и другие люди из Петербурга, которые «контролируют всех, в том числе прокуроров».

В конце концов Сергей обещает приехать в Аликанте. «Виктор обещает устроить с отелем. Виктор говорит, что есть несколько отелей в Аликанте, дом Путина не слишком далеко отсюда, в Торревьехе», — приводит Специальная прокуратура Испании по борьбе с коррупцией и оргпреступностью содержание разговора.

Что конкретно имеется в виду и есть ли у Путина действительно «дом в Торревьехе», испанские прокуроры не знают. Напрямую с делом Петрова и других обвиняемых это не связано, а Гавриленков скрылся. Меж тем это, возможно, не единственное упоминание в уголовном деле о недвижимости Путина в Испании. 31 августа 2015 года The Times сообщила, что в уголовном деле также была записка, согласно которой Геннадий Петров должен был заниматься приобретением недвижимости для Путина в Малаге.

О том, что в действительности Путин делал Торревьехе и что связывает его с лидерами международной преступной группы The Insider выяснял на месте.

Торревьеха: филиал «придворной компании» мэрии Петербурга

Торревьеха стала первой «столицей русских в Испании» в начале 1990-х. Это было место, где проходили перестрелки, а «деньги перевозились в рюкзаках» — вспоминает житель Торревьехи на условиях анонимности. Это город в 50-ти километрах от Аликанте, который является столицей одноименной провинции. Аликанте — одно из мест, где, как считают испанские прокуроры, «русская мафия» была наиболее активной, начиная с 1996 года и до 2008, когда были произведены аресты главарей. Здесь до сих пор висят вывески на русском, сообщающие о работе адвокатов, агентств недвижимости и от ЧОПа «ZASHITA».

Естественно, никакого официального «дома Путина» в Торревьехе нет. По воспоминаниям местных жителей, в 1994 году он приезжал в Торревьеху и останавливался здесь в районе Ла Мата. Однако этот дом мог быть просто арендован — утверждает житель Торревьехи.

Что Путин мог делать в Торревьехе в каком бы то ни было качестве — владельца шале или гостя?

В начале 2000-х прогремело расследование уголовного дела 144128 в Петербурге, концы которого уходили в этот испанский городок.

20 октября 1992 в комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, возглавлял который, напомним, Владимир Путин, была зарегистрирована частная строительная корпорация АО «XX трест». Ее бессменным директором был депутат Заксобрания Сергей Никешин. В 1992 корпорация взяла из бюджета Петербурга кредитов на 28 миллиардов рублей, или (по тому курсу) около 34 миллионов долларов. Все эти деньги были выданы в виде кредитов из бюджета по распоряжениям, подписанных заместителями мэра Собчака Владимиром Путиным, Алексеем Кудриным, Михаилом Маневичем. Это само по себе странно, ведь лишних денег у города тогда не было. Мегапроекты, вроде делового центра «Башни Петра» в Петербурге остались на бумаге, на их месте — пустырь.

Контрольно-ревизионное управление (КРУ) Минфина начало проводить проверку корпорации по письму УБЭПа Петербурга в октябре 1996 года, закончило к июлю 1997. Выяснилось, что, не имея прибыли и не возвращая кредиты, корпорация XX трест перевела, среди прочего, сотни тысяч долларов в Торревьеху, где был зарегистрирован филиал корпорации. На эти деньги был построен апарт-отель «Ла Палома» из двух зданий с бассейном. The Insider удалось обнаружить фото проекта, совпадающего со зданием в Торревьехе, которое до сих пор называется «Комплекс Ла Палома»).

la paloma (1)

Так проект La Paloma в проекте XX треста

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сегодня на месте апарт-отеля просто дом с квартирами, продающимися по отдельности

Неподалеку в местечке Рохалес была приобретена вилла в районе Донья Пепа, говорится в отчете КРУ Минфина. Корпорация занималась и другими проектами в Торревьехе, переводя средства с валютного счета из Петербурга на филиал в Испании за проектно-сметную документацию из Петербурга и консалтинговые услуги.

«Из дела торчали уши Владимира Владимировича, в суд оно бы пошло только с этими товарищами – Путиным и Кудриным»
В 1999 году на основе материалов проверки главным следственным управлением ГУВД Петербурга было начато уголовное дело №144128. Бывший следователь по особо важным делам Андрей Зыков пояснил The Insider: «из дела торчали уши Владимира Владимировича, в суд оно бы пошло только с этими товарищами – Путиным и Кудриным». Связь между Никешиным и Путиным была очевидной. В частности, на одной из просьб Сергея Никешина «выделить средства на ремонт монастыря в Израиле» стоит резолюция Путина «согласиться», документ публиковала Новая газета. Однако следствие выяснило, что деньги, выделенные по спецзапросу Никешина к Путину, были переведенны не в Израиль, а в Испанию. Причем он составлен так, что ясно — просьба была уже не первой. Следствие также установило, что Путин и Никешин вместе ездили в Финляндию (они этого не афишировали, но следствию удалось найти билеты). Следователь Зыков также сообщил The Insider, что по его данным именно XX трест строил пресловутую дачу Путина в кооперативе «Озеро», но доказательств этому обнаружить не удалось.

Кроме того, по показаниям рабочих корпорации, которых удалось допросить следствию, в районе Торревьехи они строили виллы для Сергея Никешина, Владимира Путина (которого даже якобы видели на стройке) и банкира Владимира Когана. «Все эти показания брал оперативник Олег Калиниченко, который ныне находится в монастыре», — сообщил Андрей Зыков.

Контролер Василий Кабачинов, чей отчет лег в основу уголовного дела, вскоре трагически погиб — сгорел в бане, его смерть была признана несчастным случаем. Уголовное дело 144128 было прекращено в 2000 за отсутствием состава преступления и сдано в архив после того как Путин стал президентом.

В 2005 году журналист «Новой» Роман Шлейнов проанализировал биографии упоминавшихся в связи с уголовным делом XX треста людей и выяснил, что все они сделали карьеру при Путине. Алексей Кудрин стал министром финансов; Владимир Киселев (получал переводы от XX треста на счет в Калифорнии) стал руководителем ГУП «Кремль» Управления делами президента РФ и создал скандально известный фонд «Федерация» (на одном из мероприятий которого Путин играл на рояле); Надежда Саволайнен стала замдиректора административного департамента Минфина РФ; Вячеслав Каретин стал руководителем Управления федерального казначейства по Санкт-Петербургу, указом президента Путина в 2001 г. награжден Орденом почета и т.д.

Испанский импрессарио

Согласно коммерческому регистру Испании, филиал 20-го треста был зарегистрирован 21 июля 1994 года на одной из центральных улиц Торревьехи Рамон Гаюд. По воспоминаниям одного из подрядчиков «ХХ треста» в Торревьехе, попросившего об анонимности, Владимир Путин лично приезжал сюда в марте 94-го (то есть, за три месяца до регистрации компании в Испании).

Местным импрессарио, якобы принимавшим Путина в Торревьехе, был Фернандо Маркос Фенолл. Испанец также ездил в Петербург.

Участие испанца выглядит достоверным, поскольку компания Фернандо Маркоса «Профемар» располагалась по тому же адресу, что и XX трест – Торревьеха, Рамон Гаюд, 20. А согласно акту проверки КРУ Минфина и уголовному делу 144128, 20-й Трест перевел ООО «Профемар» 450 тысяч долларов в июне 1994 года, причём прямо из Петербурга, еще до регистрации филиала «ХХ треста» в Испании.

«Twentieth trust company SL» зарегистрировали в испанском регистре прямо на депутата Заксобрания Никешина Сергея Николаевича. Вторым управляющим являлся Петр Андрушевич (его имя есть и в акте проверки КРУ Минфина, от имени корпорации он подписывал контракты). По словам уже упомянутого подрядчика «XX треста», «на месте в фирме постоянно был Фернандо, иногда захаживал Андрушевич». У Андрушевича были и другие компании, занимавшиеся сделками с недвижимостью.

39619_1169888743675_3068486_nВот что Андрушевич сам о себе пишет: «Родился в Петербурге. Начинал в журналистике еще в Ленинграде. На исходе социализма искал себя, как и большинство, в самых разных сферах деятельности. В 1994 году переехал в Испанию, в командировку на год поднимать туристический бизнес, да так увлекся что и остался насовсем. Потом, накопив опыт и капитал занялся более спокойным делом — операциями с недвижимостью. В середине нулевых годов активно участвовал в становлении всемирного движения соотечественников. Кроме недвижимости, работал в банковском бизнесе в Испании. Создал и развил две русских газеты Испании».

Только пару лет назад Андрушевич переехал из Торревьехи, где жил все это время, в Барселону. Теперь оттуда он иногда даже пишет для издания Slon.ru.

В интервью The Insider заявил, что «не помнит», приезжал ли Владимир Путин в Торревьеху в 1990-е. «Если бы что-то такое было, то я бы уже был министром. Это действительно была столица русских в Испании, потому что в Торревьехе очень хороший климат», — говорит бывший управляющий «ХХ треста».

Петр Андрушевич действительно не стал министром при Путине, но его жизнь в Испании сложилась вполне успешно после дела XX треста. Он является партнером «Россотрудничества» и генконсульства РФ.

По поводу уголовного дела в отношении XX треста Андрушевич заявил: «ну, это же было в Питере», а сам он являлся администратором филиала в Торревьехе, и «здесь дела не было». Андрушевич также заявил, что «дома, зарегистрированного в кадастре на Владимира Путина, до сих пор не нашли, и напоследок посоветовал не искать Фернандо Маркоса. «Этот человек уже умер, я лично был на его похоронах».

Однако Фернандо Маркос не только жив, но и даже дал комментарий The Insider. Сегодня его фирма «Профемар» переехала в соседний город Ориуэлла и продолжает заниматься недвижимостью. В интервью The Insider он уверенно отрицал, что его фирма работала по тому же адресу что и 20-й трест (Ramon Gallud 20, Torrevieja). Однако в коммерческом регистре Испании написано обратное: и «XX Трест» Никешина и «Профемар» Фернандо Маркоса, существовали по одному адресу (Ramon Gallud 20, Torrevieja).


Profemar (1)

Здание, где зарегистрированы XX трест и «Профемар», с виду ничем не примечательно

Маркос отрицает, что пресловутый дом принадлежал Путину: «Уже много лет прошло, я ничего не помню. Компания никогда не имела отношения к этому господину (Путину). Был российский рынок, были покупатели, им продавали дома, которые они хотели, больше ничего не было. И эти сказки, что этот человек купил шале где-то, и я говорю – врете, я продал дом, я знаю кому он принадлежал 20-30 лет назад, он был одного немца».

На вопрос, приезжал ли Путин в Торревьеху, Маркос отвечает неохотно: «Если и был, то был проездом, это его дело. Приезжал господин, президент компании, какая разница кто это был. В 90-е годы он был мэром Питера, нет? Да, приезжал, но это как вы можете приехать познакомиться с Испанией, в Марбелью, приехать в Торревьеху, узнать Торревьеху. Вы хотите узнать, занимался ли он инвестициями. Нет, это все слухи. Все что говорят ложь. У меня гражданин России сделал несколько сделок, все легально, об этом уже писали в 90-е», — заверил Фернандо Маркос.

Бывший подрядчик XX треста также настаивает на том, что «Путин приезжал, но дом не покупал»: «Я сам долгое время думал, что он купил дом. Раз приехал человек с деньгами, то купил. Указывали на район Ла Мата Торревьехе, где недвижимостью занимался Фернандо Маркос. Но позже те, кто его принимал на месте, стали говорить, что это была просто аренда».

«Было понятно, что приезжало государственное лицо, поэтому принимали с размахом, – продолжает подрядчик, — Возможно, присмотреться к недвижимости, куда вкладывать. В начале 1990-х подняли всех комсомольских работников, откамандированных за рубеж, с вопросом – где лучше всего покупать недвижимость. Обратились, видимо, к Андрушевичу, он сказал «Торревьеха».

«Компания была зарегистрирована на третьих лиц, включая «амиго» Путина Владимира Смирнова и структуры тамбовской ОПГ, сразу после визита Путина во Франкфурт»

По данным, описанным в книге немецкого журналиста-расследователя Юргена Рота «Гангстеры с Востока», в Торревьехе Путин проводил время в компании других офицеров КГБ. Для развлечения публики устраивались концерты звёзд российской эстрады. А в основном Юрген Рот описывает историю с компанией SPAG. «Эта компания была зарегистрирована на третьих лиц, включая «амиго» Путина Владимира Смирнова и структуры тамбовской ОПГ, сразу после визита Путина во Франкфурт, где он встречался с нотариусом в 1992 году», — говорит Рот The Insider. Если это так, то ситуация очень похожа: очень мало следов формального участия самого Путина в сомнительных бизнес-структурах. Однако структуры возникают сразу после его визитов за границу.

Все эти зарегистрированные в Испании конторы не имели никакого инвестиционного смысла и трудно предположить какое-либо иное для них назначение, кроме как отмывание коррупционных средств. К сожалению, установить этот факт теперь будет сложно – российское уголовное дело закрыто, а испанское не касается этого сюжета.
Россия

Дело Литвиненко: в центре расследования будет российский след
В Британии начнется публичное расследование убийства бывшего сотрудника ФСБ
Распечатать
Комментарии (14)
Поделиться





Live Journal

Pin It
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

Великобритания проведет открытое расследование смерти Литвиненко
Reuters
31.07.2014 16:22

Доказательства причастности российских властей к убийству бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко будут рассматриваться преимущественно за закрытыми дверьми. Об этом сообщил в четверг руководитель публичного расследования по этому делу, которое проходит в Лондоне, где был убит Литвиненко в 2006 году.

43-летний Литвиненко, выступавший с критикой в адрес Кремля, умер от отравления радиоактивным изотопом. Перед своей кончиной он заявил, что винит в своей смерти российского президента Владимира Путина. Москва неоднократно отрицала причастность к этому преступлению.

Открывая разбирательство, судья Роберт Оуэн вновь заявил, что у британских властей есть материалы, доказывающие вину России в гибели Литвиненко.

«Вопросы, возникшие в связи с его смертью, представляют чрезвычайную важность и привлекли к себе внимание всего мира», - отметил Оуэн.

По словам судьи, преступление представляется как «убийство по заказу государства» и «маломасштабная ядерная атака на улицах Лондона».

Отношения между Россией и Великобританией после убийства Литвиненко достигли максимального уровня обострения со времен «холодной войны», в особенности, когда британская прокуратура заявила, что имеет достаточно доказательств для выдвижения обвинений против бывших сотрудников российских спецслужб Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна.

Они находились вместе с Литвиненко в одной из лондонских гостиниц, когда, как полагает британская полиция, ему принесли чай с ядовитым полонием-210. Москва отказалась экстрадировать подозреваемых, а Луговой, отрицающий свою причастность к данному делу, был позднее избран депутатом.

Отношения между двумя странами несколько улучшились, когда в 2010 году премьер-министром Великобритании стал Дэвид Кэмерон, чье правительство изначально отказалось проводить публичное расследование.

Семья Литвиненко, который незадолго до смерти получил британское гражданство, считает, что отказ был нацелен на защиту деловых интересов, и успешно оспорила решение в суде, который обязал правительство пересмотреть его.

На прошлой неделе, когда российско-британские отношения вновь обострились из-за крушения малазийского лайнера над контролируемой пророссийскими сепаратистами территорией Украины, министр внутренних дел Великобритании Тереза Мэй заявила, что публичное расследование все же будет проведено.

Оуэн изначально был назначен коронером, который должен был проводить дознание, а в четверг приостановил эту деятельность, чтобы возглавить публичное расследование.

По его словам, центральное место в расследовании будет уделено обвинениям в адрес российского государства. «Правительственные материалы сами по себе представляют достаточно серьезные доказательства причастности российского государства к гибели Литвиненко, и я сам поддерживаю эту версию», - заявил Оуэн.

Оуэн добавил также, что большинство этих материалов имеют такой уровень секретности, что не могут быть рассмотрены публично, а некоторые из полученных им сведений останутся в тайне. Однако судья пообещал обнародовать свое заключение по поводу причастности Москвы.

При этом, по словам Оуэна, расследование не будет рассматривать версию о том, что убийство было совершено британскими агентами или же что они могли его предотвратить, поскольку не имеется доказательств, подтверждающих это.

В ходе слушаний, проводившихся до начала расследования, озвучивалась информация о том, что Литвиненко в течение нескольких лет работал на британскую разведку MI6.

Слушания, на котором будет установлен формат расследования и другие детали, пройдет 5 сентября, а сам процесс начнется в январе следующего года.

«Мы наконец узнаем все об этом преступлении», - заявила собравшимся у здания суда журналистам вдова Литвиненко Марина, долгое время добивавшаяся установления истины о смерти своего мужа.